Парижские тайны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Парижские тайны » Библиотека » Исторический обзор. Обстановка в стране. Государство. Политика.


Исторический обзор. Обстановка в стране. Государство. Политика.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

В результате наполеоновских войн Французская империя превратилась в самую могущественную европейскую державу с устойчивой государственной системой и приведенными в порядок финансами. В 1806 году Наполеон запретил всем подвластным ему странам Европы торговать с Англией —в результате промышленной революции Англия вытесняла французские товары с рынков. Так называемая континентальная блокада повредила английской экономике, но к 1811 году вызванный этим экономический кризис затронул всю Европу, в том числе и Францию. Неудачи французских войск на Пиренейском полуострове начали разрушать образ непобедимой французской армии. Наконец, в октябре 1812 года французам пришлось начать отступление из занятой в сентябре Москвы.

Реставрация Бурбонов


16–19 октября 1813 года состоялась битва под Лейпцигом, в которой наполеоновская армия была разгромлена. В апреле 1814 года Наполеон отрекся от престола и отправился в ссылку на остров Эльба, а на престол взошел Людовик XVIII, брат казненного Людовика XVI.

Власть вернулась к династии Бурбонов, но Людовик XVIII был вынужден даровать народу конституцию — так называемую Хартию 1814 года, в соответствии с которой каждый новый закон должен был утверждаться двумя палатами парламента. Во Франции вновь установилась конституционная монархия, но избирательное право было не у всех граждан и даже не у всех взрослых мужчин, а только у тех, кто обладал определенным уровнем достатка.

Сто дней Наполеона

Воспользовавшись тем, что Людовик XVIII не имел народной поддержки, Наполеон 26 февраля 1815 года бежал с Эльбы и 1 марта высадился во Франции. К нему присоединилась значительная часть армии, и меньше чем через месяц Наполеон без боя занял Париж. Попытки договориться с европейскими странами о мире не удались, и ему пришлось снова вступить в войну. 18 июня французская армия была разгромлена англо-прусскими войсками в битве при Ватерлоо, 22 июня Наполеон снова отрекся от престола, а 15 июля сдался англичанам и отправился в ссылку на остров Святой Елены. Власть вернулась к Людовику XVIII.

Июльская революция

В 1824 году Людовик XVIII умер, и на престол взошел его брат Карл X. Новый монарх взял более консервативный курс. Летом 1829 года, пока палаты депутатов не работали, Карл назначил министром иностранных дел крайне непопулярного князя Жюля Огюста Армана Мари Полиньяка. 25 июля 1830 года король подписал ордонансы (указы, имевшие силу государственных законов) — о временной отмене свободы печати, роспуске палаты депутатов, повышении избирательного ценза (теперь голосовать могли только землевладельцы) и назначении новых выборов в нижнюю палату. Многие газеты были закрыты.

Ордонансы Карла X вызвали массовое возмущение. 27 июля в Париже начались беспорядки, а уже 29 июля революция завершилась, основные городские центры были заняты восставшими. 2 августа Карл X отрекся от престола и уехал в Англию.

Новым королем Франции стал герцог Орлеанский Луи Филипп, представитель младшей ветви Бурбонов, обладавший относительно либеральной репутацией. Во время коронации он присягнул на Хартии 1830 года, составленной депутатами, и стал не «королем милостью Божией», как его предшественники, а «королем французов». Новая конституция понизила не только имущественный, но и возрастной ценз для избирателей, лишила короля законодательной власти, запретила цензуру и вернула трехцветный флаг.

Символы

Лилии. 
После свержения Наполеона на смену гербу с орлом вернулся герб с тремя лилиями, символизировавшими королевскую власть уже в Средние века.

«Свобода, ведущая народ». 
Знаменитая картина Эжена Делакруа, в центре которой изображена Марианна (с 1792 года символизирующая французскую республику) с французским триколором в руке как олицетворение борьбы за свободу, была вдохновлена Июльской революцией 1830 года.

К концу 1840-х годов политика Луи Филиппа и его премьер-министра Франсуа Гизо, сторонников постепенного и осторожного развития и противников всеобщего избирательного права, перестала многих устраивать: одни требовали расширения избирательного права, другие — возвращения республики и введения избирательного права для всех. В 1846 и 1847 году был плохой урожай. Начался голод. Так как митинги были запрещены, в 1847 году популярность приобрели политические банкеты, на которых активно критиковалась монархическая власть и провозглашались тосты за республику. В феврале были запрещены и политические банкеты.

Информация взята с сайта: http://arzamas.academy/materials/756

0

2

Король

В 1814 году (кстати, при содействии Александра I) во Франции была принята Хартия — конституция, создавшая ограниченную (конституционную) монархию. Согласно Хартии 1814 года король оставался верховным главой государства, причем не только исполнительной ветви власти, но и законодательной и судебной, он имел право предлагать законопроекты и издавать в обход парламента ордонансы, которые — как показала история с Карлом X — могли существенно менять содержание конституции. Во вступлении к Хартии 1814 года говорилось, что основные права и свободы, в ней перечисленные, французам дарует королевская власть; король же провозглашался королем милостью Божьей. Карл X вообще хотел вернуть все, что было при Старом порядке.

Но Франция этого времени уже не имела ничего общего с Францией Старого порядка: за время революций французы стали совершенно другими людьми даже демографически: старое поколение погибло на фронтах и на гильотине, и население Франции к 1830-м годам полностью обновилось, было очень молодым и воспитанным на идеях революции. Так что ордонансы Карла X, нарушавшие конституцию и вводившие цензуру и другие ограничения, были восприняты не как возврат к традициям, а как их нарушение — так же, как в 1848 году был воспринят запрет на проведение реформистских банкетов.
В 1830 году в результате Июльской революции Карл X отрекся от престола в пользу своего внука, малолетнего герцога Бордоского. Луи Филипп (тогда еще герцог Орлеанский) должен был стать при нем регентом, но в результате переговоров с парламентом стал королем. Получалось, что корону он получил от парламентариев, а не по Божьей милости. В новой Хартии 1830 года он был назван «королем французов», и сама эта хартия уже являлась не даром короля нации, но результатом договора между королем и народом.

Поначалу Луи Филипп I формировал совершенно иной образ, чем его предшественник: он гулял по улицам Парижа с зонтиком под мышкой, заходил в простые кафе и за руку здоровался с обычными парижанами. В действительности это был не такой уж простой рекламный трюк, как пишут некоторые историки: на Луи Филиппа было организовано очень много покушений, особенно в первые десять лет Июльской монархии, так что подобный демократизм мог позволить себе только очень смелый человек.

Однако через несколько лет революционный запал у короля прошел: писали, что «Марсельезу» он уже не пел, а просто раскрывал рот, и ему очень хотелось, чтобы в мире его воспринимали как легитимного короля, равного другим государям Европы, — он очень переживал из-за того, что Николай I никогда не называл его «государь брат мой», поскольку, похитив корону у герцога Бордоского, Луи Филипп стал, с точки зрения Николая, узурпатором престола.

Парламент

В Хартии 1830 года было прописано, что теперь законодательная власть разделяется между королем и парламентом, и парламент превратился в реальную политическую силу. Если раньше председателя палаты назначал король (выбирая из пяти кандидатов, предложенных палатой депутатов), то теперь палата выбирала своего председателя самостоятельно. Министры теперь несли ответственность перед парламентом, и парламент обладал правом выносить, как это называется в современных законах, вотум недоверия правительству — таким образом за годы Июльской монархии сменилось три министерства из пятнадцати. Король, в свою очередь, имел право распускать парламент и часто этим правом пользовался — за годы Июльской монархии выборы проходили шесть раз и ни одна палата не заседала отведенные ей пять лет: они все были распущены по воле короля.

В парламенте было представлено много разных групп, которые нельзя назвать партиями в современном смысле слова: еще не было ни строгого членства, ни уставов, и многие политики спокойно перемещались по партийному спектру в зависимости от того, насколько близка им была позиция той или иной группы по конкретному вопросу. Никакой дисциплины в парламенте не было, особенно при Июльской монархии: депутата не могли выгнать или лишить слова, и там случались настоящие баталии, а некоторые депутаты выступали по три часа без перерыва.

В 1820-е годы политика вошла в моду, на заседания парламента ходили даже светские дамы. Супруга российского министра иностранных дел, вице-канцлера Нессельроде, которая в годы Реставрации и Июльской монархии очень часто бывала в Париже, постоянно посещала парламент. Муж писал ей, чтобы она сходила в театр, а она ему отвечала: «Что я в театре не видела? Там мне будет не так интересно, как на парламентских заседаниях».

Однажды в парламент пришла даже знаменитая театральная актриса Рашель — остались воспоминания о том, какой фурор она там произвела. И если в театр ходили на ведущих артистов или музыкантов, то в палату депутатов публика приходила на прославленных ораторов — одним из самых знаменитых был Альфонс де Ламартин, поэт-романтик, писатель и политический деятель, любимец женщин, которые в дни его выступлений просто брали парламент штурмом.

Избиратели

И в Хартии 1814 года, и в Хартии 1830 года был прописан избирательный ценз: право голосовать и быть избранным зависело (помимо пола) от возраста и от того, сколько прямых налогов человек платил в год. Эти налоги уплачивались, прежде всего, с земельной собственности, и поэтому избирателями и тем более депутатами, как правило, становились люди, обладавшие землей. По цензу, установленному в 1814 году, какой-нибудь профессор коллежа избираться в парламент не мог. В результате до 1830 года количество избирателей составляло порядка 100 тысяч человек, в то время как население Франции равнялось примерно 30–35 миллионам. Ордонансы, выпущенные Карлом X в 1830 году, еще ухудшили ситуацию: в них было прямо прописано, что избирателями могут быть только земельные собственники.

Хартия 1830 года вводила довольно серьезные послабления: возрастной и имущественный цензы были понижены как для избирателей, так и для кандидатов. Если в каком-то департаменте потенциальных избирателей или кандидатов оказывалось слишком мало, ценз там понижался еще сильнее. Кроме того, возникла категория «capacité» («способные» или «таланты»), в которую входили чиновники, преподаватели учебных учреждений и прочие люди, чья заслуга перед Францией считалось достаточно большой, — для них сначала хотели имущественный ценз отменить совсем, а потом все-таки оставили, но совсем небольшой.

Буржуа

Июльскую монархию всегда воспринимали как власть буржуазии, а Луи Филиппа называли «король-буржуа». Но во Франции словом «буржуа» называли совсем других людей, чем в привычной нам марксистской терминологии. Для марксистов буржуазия — это собственники торгово-промышленного капитала, которые эксплуатируют наемный рабочий труд. А у французов буржуа — это более широкая социальная категория: сюда относились все государственные чиновники, администраторы, юристы, вся профессура, лица свободных профессий.

Считается, что между буржуазией и другими, более низшими стратами уже не было никаких жестких границ — в эту категорию мог войти любой. Некоторые историки говорят, что именно поэтому в 1840-е годы Июльская монархия не знала серьезных социальных конфликтов. Но интересно, что, несмотря на понижение избирательного ценза, даже в 1840-е годы 80 % избирателей по-прежнему составляли земельные собственники. Все, кто так или иначе зарабатывал деньги, старались как можно скорее купить землю: люди из среднего сословия хотели стать такими же, как аристократы.

Дамы из средних слоев, как и дамы высшего общества, хотели иметь свои салоны, устраивать балы — это, в частности, вызывало скепсис русских путешественников, которые писали о том, как в маленькой квартирке устраивают «салон», на котором ни чаю, ни лимонаду не подадут, и потанцевать там негде.

То есть, с одной стороны, французское общество было обществом буржуазии, где всякий, обогатившись, мог стать избирателем, — но, с другой стороны, сами люди из среднего сословия стремились сравняться с аристократами, которые все равно смотрели на них как на выскочек.

Скучающая нация

Альфонс де Ламартин в конце 1840-х годов сказал: «Франция скучает». Подробнее эту тему развил Кювийе-Флери, воспитатель детей Луи Филиппа, так описывавший короля:

«Это был хороший политик, человек серьезный и положительный, очень активный и предвидящий, стремившийся править согласно законам и говоривший людям: „Живите спокойно, будьте трудолюбивы, торгуйте, обогащайтесь, будьте свободными, уважая свободу и не потрясая государство“. Король, который говорит подобным языком, который требует от народа только того, чтобы быть счастливым, который не предлагает ему никаких экстраординарных спектаклей, никаких эмоций, — и это легитимный король свободной нации! И подобный режим длился восемнадцать лет? Не слишком ли?!»

В начале 1830-х годов был проведен целый ряд реформ: реформа избирательного права, некоторые социальные и экономические реформы. Кроме того, началось строительство железных дорог. В 1840-е годы темп реформ несколько снизился — и современникам стало казаться, что развитие остановилось. В конце 1840-х годов Францию потрясла череда скандалов, связанных со взяточничеством и казнокрадством в верхних эшелонах власти. В конце концов, когда один из пэров Франции, герцог де Шуазель-Прален, убил свою жену и покончил с собой в тюрьме, это вроде бы частное дело стало восприниматься как доказательство разложения государства: пошли слухи, что яд ему якобы подбросило правительство, чтобы избежать скандала. Даже появился глагол, образованный от фамилии Прален. Об этом пишет Гюго:

«Несчастная герцогиня вся изрублена, изрезана кинжалом, избита пистолетной рукояткой... Злодеяние Пралена сделалось уже синонимом жестокости, и народ ввел в свой язык новый глагол пралиновать. Вместо „он тиранит“ говорят: „Он пралинует свою жену“».
Виктор Гюго. Посмертные записки. 1838-1875.

Ситуацию, сложившуюся во Франции к концу 1840-х годов, стали называть «моральным Ватерлоо». Действительно, такое положение дел в итоге привело к революции 1848 года. Впрочем, республиканцы, пришедшие к власти в результате этой революции, сами не смогли предложить никаких серьезных перемен: у Франции просто не было для этого финансовых возможностей. Но они ввели всеобщее избирательное право — и крестьяне, составлявшие основную массу населения, сразу проголосовали за племянника Наполеона, имя которого означало для них, во первых, землю (потому что Наполеон подтвердил аграрное законодательство якобинцев  ), а во-вторых — славу Франции. Произошло ровно то, чего опасались либералы.

Наполеоновская легенда

Во время Июльской монархии французы жили в плену наполеоновской легенды о величии Франции и идеи экспорта революции: привыкнув к тому, что Франция находится в авангарде всей Европы и диктует последней свои условия, они считали, что их роль — на штыках нести всему человечеству идеи свободы, равенства и братства.

В реальности же у Франции больше не было возможностей для таких масштабных проектов, и политика Луи Филиппа и его правительства была попыткой примирить французов с реальностью. Франсуа Гизо, который в 1840 году занял пост министра иностранных дел, полагал, что Франция сможет укрепить свои позиции в мире и восстановить свой потенциал, если будет действовать в русле венских договоров, заключенных в 1815 году  , — потому что только тогда европейцы признают Францию силой стабильности, а не разрушения.

Действительно, мудрость политиков, создававших в 1815 году Венскую систему, проявилась, в частности, в том, что они понимали, что к Франции следует отнестись лояльно. В результате проигравшая войну страна на равных участвовала в Венском конгрессе и была в результате возвращена к тем границам, которые были у нее до начала завоевательных войн — то есть от нее ничего не стали отторгать. Франция достаточно быстро выплатила контрибуцию  , и уже в 1818 году на Ахенском конгрессе   было решено вернуть страну в концерт европейских держав и вывести оккупационные войска с ее территории.

Тем не менее французы в массе своей воспринимали Венскую систему как унизительную, а умеренный, компромиссный курс своего правительства — как предательство национальных интересов и угодничество по отношению к Англии. Гизо стали называть «лордом Гизо» — этим подчеркивая его якобы проанглийскую политику.

В то же время сам Луи Филипп начал возрождать культ Наполеона, причем делал это сознательно. Именно при нем на Вандомской колонне вновь появилась статуя Наполеона, а сам Наполеон был перезахоронен в соборе Дома инвалидов в Париже. Кроме того, Луи Филипп вернул на свои посты наполеоновских генералов, которые до этого находились в эмиграции. Еще Карл X начал военную экспедицию по завоеванию Алжира — ему была нужна маленькая победоносная война, чтобы сплотить людей и укрепить свой режим. Впрочем, эта война ничем Карлу не помогла: меньше чем через месяц после того, как Хусейн III потерял алжирский трон, Карл Х потерял свою корону. Луи Филипп поначалу колебался, продолжать завоевание Алжира или отказаться от этого предприятия, но в 1834 году все-таки провозгласил Алжир французской колонией — и отправил туда тех самых генералов, чтобы те реализовывали там свою тягу к славе и войне и богатели. Некоторые из них, в частности Бертран Клозель и Тома Робер Бюжо, стали генерал-губернаторами Алжира и маршалами Франции.

Информация взята с сайта: http://arzamas.academy/materials/757

0


Вы здесь » Парижские тайны » Библиотека » Исторический обзор. Обстановка в стране. Государство. Политика.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC