Вверх страницы

Вниз страницы

Парижские тайны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Парижские тайны » Уже принятые » Эмиль Трентиньян, 27 лет// человек


Эмиль Трентиньян, 27 лет// человек

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя персонажа
Эмиль Трентиньян.
В кругах Охотников известен как "Арлекин".

2. Раса
Человек

3. Возраст
27 лет. На вид: может, чуть старше - лет 30, не более.

4. Род деятельности
- положение в обществе:простой человек;
- титул (если есть): нет;
- профессия/занятие: портной;
- принадлежность к клану/стае/ковену/ордену/обществу: Орден св. Даниила, охотник

5. Биография
"Aux armes, citoyens,
Formez vos bataillons,
Marchons, marchons!
Qu'un sang impur
Abreuve nos sillons!"

Ах, милая Франция! Пышные дворцы, балы, эстетика и красота парков и садов! О, кровавые революции, баталии! Вставайте, сыны Отечества! Viva la revolucion! Как жаль, что Эмиль Трентиньян столь далёк от этого. Зато ему близка другая сторона Парижа. Кровавые ночные расправы. Охранение граждан Республики от тёмных тварей. Предсмертный хрип оборотня, убитого шпагой. Закатывающиеся глаза вампира, голова которого улетает в переулок. Вопли ведьмы, которую поражает пуля револьвера. Вот его жизнь. Настоящая, сочная. Манящая. Но по порядку.

Эмиль Трентиньян, как ему сказали монахи, рожден 22 июля 1818 года. Своего места рождения Эмиль не знает, но монахи подозревали в нём Гасконца за сильный акцент речи. Родителей Эмиль тоже не знает, но одно о них говорить можно точно - они были очень бедны. Так бедны, что продали ребёнка компрачикосам-бродячим ведьмам и ведьмакам. Те, в свою очередь, щедро заплатили за душу и тело ребенка, что позволило им ставить свои ритуалы на нём - обязательное условие выкупа. Монахи говорят, что Эмиль должен был стать вместилищем для какого-то демона, ведь компрачикосы оставили ребенку "на память" так называемую "улыбку Глазго". Видимо, рот у демона был широченный. Так или иначе, Эмиль сумел сбежать. На восьмой день его, изголодавшегося и исхудавшего, нашли монахи возле Руанского собора, которые и приютили мальчишку. Именно среди монахов началась разумная жизнь Эмиля.

Он стал послушником при церкви, выполнял разнообразную работу, которую ему поручали монахи, а также неистово молился Богу. За всех. За всех живущих на этой грешной земле. Эмиль вырос среди монахов, которые души не чаяли в мальчике. Бок-о-бок трудились с рассвета и до зари, Эмиль пел в хоре, работал - и всё так же продолжал молиться. Так прошли годы детства Эмиля, которое закончилось, когда однажды ночью к ним в собор вломились оборотни. Спустя годы гроссмейстеры и самые бывалые из охотников говорили, что это были какие-то взбесившиеся оголодавшие оборотни, но на тот момент Эмиль этого не знал. Он видел лишь огромных прямоходящих волков, которые ловили монахов и жрали их. Мальчишка выжил благодаря тому, что спрятался в своей келье в платяном шкафу, где неистово молился Господу за избавление. И (судя по всему) тот ниспослал его - в виде четырех охотников из Ордена святого Даниила, которые, - вот совпадение! - не первый день искали этих оборотней. Уничтожив нечисть, они нашли перепуганного о смерти Эмиля, которого и забрали с собой, пажем. Так началась новая глава в жизни юного Трентиньяна.

Кстати, о фамилии. Это не настоящая фамилия Эмиля. Это фамилия его наставника и лучшего друга - Виктора Жана Трентиньяна, шевалье и старого охотника за нечистью, к которому и попал в пажи юный Эмиль. Они быстро нашли общий язык, Эмиль учился у старика всем премудростям охоты за нечистью, изучая древние манускрипты и оттачивая ближний бой. В одном, правда, они разнились. Виктор был убежденным агностиком, не верующим ни в какой Эдем, Бога, ангелов и прочую "лабуду, которую затирают святоши". Впрочем, Эмиль был достаточно смышлен, чтобы не поднимать при учителе эту тему.
Ладно, к делу.
Старый охотник забрал перепуганного мальчишку к себе в пажи, в свой дом в Париже. Эмиль помогал старику по хозяйству и, как уже говорилось ранее, обучался искусству охотника. Так, в восемнадцать он дорос до Ученика, а в двадцать три прошёл своё негласное крещение, заколов вампира. Так он поступил в официальные ряды Охотников, а так же подобрал себе работу в портяжной мастерской, сначала помощником, а после и владельцем маазина и портным. Он шил платья для всего Парижа, к нему приходит любой гражданин, ведь цена обговаривается отдельно для всех. Также, он сшил и себе костюм - длиннополый плащ, куртка, перетянутая ремнями, кожаные штаны и цилиндр, а на лицо приобрёл улыбающуюся фарфоровую маску, взяв себе прозвище "Арлекин". К декабрю 1845-ого года у него на счету имеется не один десяток нечестивых созданий, хорошая репутация в ордене и в городе, а также фанатичная вера в праведное дело, творимое его руками от имени Господа нашего, Иисуса Христа.

Пара фотографий
1. Молодые годы, через пару лет после побега от компрачикосов

http://img.anews.com/media/posts/images/20150714/26832501.jpg

2. Паж и подмастерье портного

http://i99.beon.ru/s020.radikal.ru/i713/1704/d6/01f165f468ad.gif

3. Нынешний образ Арлекина

http://i.playground.ru/i/69/19/55/10/pix/image.jpg

6. Характер
А что тут можно сказать? Забитый и испуганный мальчишка превратился в типичного французского гражданина типичного французского города. Подробнее? А пожалуйста! Эмиль не лишён грациозности и лёгкого флирта с клиентами (и с мужчинами тоже), ведь это хорошо для бизнеса, верно? У него есть манеры, он не примнет ими воспользоваться, ведь его учил аж сам шевалье! Истово верующий католик, "истовость" его веры очень опасно граничит с фанатизмом. Эмиль соблюдает все положенные обряды, знает строки священного писания, соблюдает церковные праздники и посты. Говорит мало, предпочитает слушать, в приличном, "светском" обществе (ну и в компании женщин, разумеется) ни в жисть не скажет бранного слова, а за богохульства, к месту и не к месту, склонен сквозь зубы третировать самого себя. Очень любит произведения Шопена и стихи современников.
Но едва опускается ночь и на улицах появляется Арлекин - характер Эмиля меняется.  В нем просыпается неимоверная жестокость к нечестивым созданиям, которых он истребляет со словом Господа на устах, цитируя священное писание и "Молот ведьм" Торквемады, которая быстро стала его любимой книгой наравне с Библией. С нечестивцами он беспощаден, разит их огнём и мечом, готов травить их хоть до скончания времен. Больше всего его ненависть полыхает к ведьмам (за детские шрамы на лице) и к оборотням (уничтоживших монахов в соборе). В этом деле его не интересуют компромиссы и договоры, единственное, чего он желает - это видеть вампира в гробу, с колом в сердце; оборотня распятым на ветке и с серебряной пулей во лбу; а ведьму - на костре. Единственное, что его может остановить - прямой приказ гроссмейстера Ордена или Виктора Трентиньяна.

7. Внешность
В рабочий день, зайдя в его магазин "Платья для всех" на улице Роз в Париже, вы непременно встретите высокого юношу с длинными вьющимися волосами цвета летнего каштана, холодными зелеными глазами и широкой улыбкой, обрамленной в ужасающие шрамы на щеках. Он изящно поклонится вам и вы приметите маленький серебряный крестик, что вывалился из ворота его простой, но изящной льняной рубахи. Он распрямится, демонстрируя приятный глазу жилет, надетый поверх рубахи, с пришитыми возле плеч подушечками для игл и мерной линейкой вокруг шеи. Вы опустите взгляд и обязательно увидите эти замечательные лёгкие брюки, заправленные в высокие черные сапоги. Юноша протянет к вам руки и вы непременно обратите внимание на то, что тыльная сторона правой руки испещрена шрамами, но вас это будет волновать лишь мгновение, ведь руки юноши будут нежными, словно самый мягкий шёлк.
Но едва из-за облаков выглянет луна, а на улицах Парижа зажгутся первые свечи, вы сможете увидеть высокого незнакомца, шагающего по улице и каждый его шаг будет ознаменован цоканьем стальной окантовки его сапог. Вы взгляните ему в лицо, ища глаза, но они потерялись в темной глубине глазниц его фарфоровой маски с устрашающей, навеки застывшей улыбкой, под которым завязан грязный белый шарф на французский манер. Он, кажется, даже не удостоит вас кивком или поворотом головы, но вы будете уверены, что он приметил вас, ведь его рука в черной перчатке уважительно чуть тронет бортик цилиндра. Его развевающийся черный длиннополый плащ с яркой гвоздикой в лацкане обязательно привлечет ваше внимание, как и его куртка, опоясанная ремнями, на которых болтается две кобуры - одна под добротный пистолет, а одна под бельгийский новенький револьвер. Также вы обязательно приметите гарду офицерской шпаги, озорно выглядывающей слева на поясе, даже можете удивиться: "Неужели этот человек офицер?". Впрочем, эта мысль быстро оставит вас, так как в вашем мозгу будет цокать однотонная мелодия часов от его сапог - цок-цок, цок-цок. Вы взгляните на его блестящие черные кожаные брюки, заправленные в высокие кожаные сапоги и ахнете, увидев, что вокруг сапог также есть пара ремней. на которых болтаются ножны стилетов. А человек запахнет плащ и исчезнет в темных закоулках Парижа. как и не было его.

8. Способности
- обычные умения: Умеет читать, писать; обучен манерам; прекрасно фехтует; умеет шить платья; плохо, но готовит; немного играет на рояле.
- магические: -

9. Ориентация
Гетеросексуал (а вообще - асексуал. Монах же)

10. Пробный пост от лица персонажа
Ночные лужи хлюпали под моими сапогами, а свет окон пролетал перед глазами. Я бежал по тёмному переулку, звонко хлюпая лужами и хлопая полами моего плаща. Я старался дышать ровно, как меня и учили, правда, с переменным успехом. Тень впереди меня резко вильнула вправо, я последовал за ней, тут же вскинув руку и сделав два выстрела из револьвера. Раздавшийся рык ярости и боли подтвердил, что я попал хотя бы раз. Незримо ухмыльнувшись, я продолжил погоню.
Вечер начался с происшествия. Я ринулся на крики и обнаружил застывшую женщину, которая остекленевшими от ужаса глазами взирала на огромного черного волка, что, чавкая, склонился над трупом невысокого лысого мужчины, который пускал кровавые пузыри из искусанного рта. Оборотень, судя по всему полностью поглощенный добычей, не замечал или не хотел замечать женщину рядом с ним. А вот меня, хочется ему или не, он заметит.
-И дано ему было вложить дух в образ зверя, чтобы образ зверя и говорил и действовал так, чтобы убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя. - звонко проговорил я. Мой голос дрожал от ненависти к этой твари, а моя рука вытаскивала револьвер, заряженный серебряными пулями. Оборотень отвлекся от своей добычи и, взглянув на меня, зарычал. - И он сделает то, что всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их или на чело их, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его! - я прицелился в его скалящуюся пасть и выстрелил. К несчастью, урод успел пригнуться, но пуля всё-равно распорола ему ухо. Исступленно зарычав, оборотень бросился в переулок.
-Le tabarnac de salaud! - выматерился я, припустив за ним следом. На бегу я вскинул руку и сделал еще два выстрела. Промазал - ублюдок успел вильнуть за угол. Зарычав и чуть не врезавшись в стену, я вильнул вслед за ним. Лужи хлюпали под моими ногами, а свет окон пролетал перед глазами. Я гнал зверя по закоулкам парижских улочек, время от времени стреляя. Едва оборотень вынырнул из узкого проулка, я выстрелил ему в след и на этот раз попал точно в яблочко! Утопленная серебряная пуля пронзила его ровно в коленное сочленение и зверь, оглушительно завизжав, потерял равновесие, выбился из скорости и, хлопнувшись мордой о брусчатку, врезался в угол памятника Жанне Д'Арк. Зверь застонал, пытаясь подняться и потряс мордой, чтобы остановить фейерверк перед глазами. Я не стал терять времени, а побежал к нему, на ходу вытаскивая шпагу и, едва добежав до поверженного монстра, вонзил её зверю ровно в темечко, пришпилив того к улице. Он засипел, задергавшись, а мне и оставалось разве что отпрыгнуть и откинуть барабан револьвера. Отлично, еще одна пуля. Захлопнув барабан, я взвёл курок и направил в глаз оборотню. Тот отчаянно пытался встать.
-In nomine patri et filli et spiritus sancti! - я сделал выстрел. Пуля, практически в упор, влетела твари в глаз, взорвавшись брызгами глазного белка вперемешку с кровью. Оборотень дёрнулся в последний раз и затих, пустив кровавую слюну изо рта. Я сунул револьвер обратно в кобуру и подошёл к поверженному врагу. Вытащив из его темечка свою шпагу, я убрал её в ножны, отвернувшись от трупа и вскинув взгляд на крест церкви, стоящей неподалёку. "Хорошая ночь" мелькнула мысль. Окрестив себя, я поцеловал пальцы, не забыв прошептать:
-Amen!
..Ведьмина луна светила в небе, а одинокий путник, в длинном плаще и цилиндре, неслышно растворился в закоулках парижских улиц. Спокойной вам ночи, граждане! Спите сегодня спокойно...

11. Игровые планы
Люблю квесты. Люблю прыгать по локациям и боевые отыгрыши. Не очень люблю играть с двумя и более людьми - уж без обид)
Ну и стоит добавить, что люблю писать ЛОР. Это так, к слову))

12. Связь с Вами

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


13. Откуда о нас узнали? Старый добрый РПГ-Топ

Отредактировано Эмиль Трентиньян (2017-05-03 17:35:34)

0

2

Эмиль Трентиньян
Приветствую Вас!
Хочу сказать в первую очередь, что приятно удивлена образом Вашего персонажа =).
По анкете у меня претензий нет. Разве что одно маленькое замечание -

Эмиль Трентиньян написал(а):

Он видел лишь огромных прямоходящих волков,

У нас оборотни ходят на своих всех четырёх и немногим крупнее обычных хищников. Полагаю, что в описании характеристики я это упустила - добавлю.

Добро пожаловать!

Теперь можете описаться здесь.

0


Вы здесь » Парижские тайны » Уже принятые » Эмиль Трентиньян, 27 лет// человек


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC