Вверх страницы

Вниз страницы

Парижские тайны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Парижские тайны » Уже принятые » Констанс де Бонне | человек


Констанс де Бонне | человек

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Приблизительная внешность
https://pp.userapi.com/c841324/v841324608/3bdf/fkJtGh1_j4E.jpg


Констанс де Бонне


Раса: Человек;
Возраст: фактически 26 / 25 на вид;
Ориентация: Гетеро;

Положение в обществе: хозяйка магазинчика;
Титул: нет;
Профессия/занятие: Швея-модистка;
Принадлежность: к клану/стае/ковену/ордену/обществу - пока не принадлежит, но в планах;

Обычные умения: вполне съедобно готовит, способна вести домашние дела. Учет расходов и приходов, домовые книги и прочую бухгалтерию ведет на ура. Хорошая наездница, чувствует лошадь под собой, что говорится. Немного умеет драться, хотя по виду такого милого существа и не скажешь. Отлично шьет, обладает отменным вкусом. Замечательно рисует, создает эскизы. Ловкая карманница, обчистит карманы без труда. Хороший шулер;
Магические способности: (ведьмы указывают ступень мастерства, вампиры сверхспособность (одну!), оборотни зверя, в которого обращаются) Не развиты пока


Биография
Констанс, а тогда ее звали совсем иначе, родилась где-то в провинциях Франции. Где точно – не упомнит, да и мала была слишком, чтобы это запоминать. Была она пятым или шестым ребенком в семье небогатого крестьянина. Да еще и девчонкой. Потому родители не сильно-то горевали, когда малышку выкрали цыгане, из заезжего табора, что гостил в их селении тем самым летом. Ребенок был сам ангелок: белокурая, с сине-зелеными глазами, кои принято называть в народе русалочьими. А если точнее, то напоминали они по цвету полудрагоценный камень аквамарин. А было девочке тогда года 3 или 4. Чтобы не привлекать к особого внимания к особенной внешности ребенка, цыгане чернили ей волосы. С табором она пропутешествовала по разным уголкам страны. Росла и училась с ними обирать чужие карманы, пока старшие дамы танцевали на публике. У тех же цыган научилась разным фокусам с картами и шулерствовать. Ловкость рук и никакого мошенничества. И вот когда ей исполнилось 12, девочка стала вполне себе уже взрослой дамой на выданье для цыган. А замуж ее выдать решили за сына барона. На самом деле, судьбу ее решили раньше, когда еще только выкрали, виной тому послужила внешность. Просто озвучили свои намеренья только уже ближе к свадьбе. Не то что бы ей плохо жилось в таборе, но девочка чувствовала здесь себя все равно чужой. Замуж выходить ей совершенно не хотелось. Строптивая по характеру, она не раз получала в наказание плетью по спине, отстаивая свое мнение. За то ей и дали имя Земфира – «непокорная». Но здесь ее мнение не спрашивали, поставив перед фактом. И девочка твердо решила сбежать. Хотя и для видимости согласилась с участью, ничем себя и своих помыслов не выдавая. В день, когда табор уже собирался уезжать из того городка, в котором пребывал, а дамы давали последнее представление, Земфира бродила по толпе, собирая в большую шляпу монетки, а в свои карманы – содержимое чужих. По правде говоря, плана побега в ее светлой (правда, черненой басмой, но не суть) на тот момент не родилось, что печалило ее несказанно. Грустные очи она подняла на паренька, примерно ее возраста, что встретился ей в толпе. Озорной и живой, он быстро завязал беседу с девочкой. Слово за слово, и вот он уже ждет ее за углом одного из домов, чтобы показать дорогу. В тот вечер ее искал весь табор, а Земфира отсиживалась в небольшом уютном полуподвальном помещении одного из частных домов. Паренька звали Жюль. И он привел незнакомку к себе домой, совершенно без задней мысли. Пожилая служанка Мирабель, что тогда хозяйничала в этом помещении, не сильно-то обрадовалась выходке хозяйского сына. Но девчонку не прогнала. И почему-то поверила словам Земфиры. Может, поняла, что девочка была краденным когда-то ребенком, потому сжалилась и не побоялась гнева хозяев. Мирабель была женщиной невысокого роста, смуглокожая, возможно, даже восточных кровей. От нее веяло миролюбием и спокойствием, про таких говорят, что они имеют внутренний стержень. Нужно заметить, что от прошлой жизни у Земфиры остался кулончик, золоченый с портретом мужчины внутри и вензелем «Д.» на оборотной стороне. Цыгане его не отбирали, заинтересовалась им и Мирабель. Но ничего толком не рассказала Земфире о том, что могла знать, лишь заметила, что девушка узнает обо всем, когда придет время. Мирабель служила в этом доме верой и правдой много лет уже, она помнила родителей Жюля еще совсем молодыми, а Жюлю служила и нянькой.
Жюль уговорил родителей оставить девчонку, за нее вступилась и Мирабель. Хозяева согласились оставить ее в качестве прислуги, хотя не сильно доверяли какой-то там цыганке. Но привыкли они доверять Мирабель. Земфира получила новое имя. Жюстин. Краска с ее волос со временем вымылась, загар с кожи сошел, и вот она уже ничем особо не отличалась от обычной француженки. Вполне себе миловидной и белокурой. С Жюлем они подружились, много шалостей проворачивали вместе. Родители Жюля стали постепенно относиться к ней с доверием, даже дали домашнее начальное образование разрешая девочке присутствовать на уроках своего сына. И Жюстин не подводила, она быстро все схватывала. От Мирабель она поднатарела в ведении домашнего хозяйства, от нее же научилась шить. Ведь да в провинциальном городке пользоваться услугами модистки было дорого. А Мирабель замечательно шила, потому мастерила платья для хозяйки дома. У служанки был отменный вкус, она умело подбирала ткани и их сочетания, чему научила и Жюстин.
Жюстин первое время не могла отвыкнуть от уличных привычек, и нередко приносила домой содержимое чьих-то карманов. Мирабель журила ее, и заставляла деньги раздавать потом в церкви по воскресениям нищим. Кстати, она же приучила ходить девчонку в церковь. Уж не понятно, каких канонов придерживалась эта дама, откуда владела столькими знаниями, о себе она рассказывала крайне мало и неохотно, да и того было недостаточно, чтобы хоть что-то о ней толком разузнать. Церковь церковью, но Мирабель умела отлично гадать на картах, что делала украдкой ночью. Хозяйка дома о таких увлечениях ее не догадывалась, зато знала Жюстин. И это умение у нее переняла.
Цыганские же привычки иногда оборачивались мелкими неприятностями. Кто вообще ждет от молоденькой девочки хитростей? Каким-то образом Жюстин умудрялась пару раз ускальзывать в неблагополучный квартал. Где, на второй раз и задержалась до позднего вечера так, что ее стали искать. И нашел ее Жюль. Девчонка каким-то образом ввязалась в карточную игру на улице, и смогла обхитрить местного шулера. Тот не поверил, что зеленоокая сможет чего-то добиться, и поспорил с ней, что поставит немаленькую сумму на кон, если она выиграет. Но если проиграет… Незавидная участь ее ждала в таком случае… Жюль застиг ее в тот момент, когда разъяренный мужик орал на нее, что эта маленькая дрянь смогла его обхитрить, а девчонка жалась к стенке, и только и ждала момента, чтобы удрать. На зрелище уже собиралась благодарная публика, предвкушая что-то интересное. Неизвестно как, наверное, только благодаря природной ловкости, Жюль и Жюстин вырвались из толпы и успели удрать.
Время летит неумолимо. И вот уже Жюля отправляют учиться в Париж, они редко переписываются, поскольку у Жюля не так много времени. Жюстин остается в хозяйском доме, ей уже 17. Сирота, приемыш, без приданого, за кого ей замуж? Только и оставаться, что старой девой. Без Жюля стало совершенно скучно. Мирабель стала болеть на старости лет и многие домашние заботы возлегли теперь на Жюстин.
Хозяйка дома, добрая сердцем дама, хотела все же для девочки более приятного будущего. Потому приглядела одного скучающего вдовца, которому захотела сосватать девушку. Стоило все только осторожно провернуть. И вот уже немолодой мужчина гостит в их доме. Хорошенькая молодая Жюстин присутствует за ужином, как приемная дочка хозяев. Гость не может свести взгляд с прекрасных глаз девушки… Смотрины проходят успешно. И Жюстин выдают замуж за этого вдовца.
Пожилой мужчина относится к ней с трепетом, но для девушки все то – золотая клетка. Греть ложе и развлекать скучающего ей претит. Хоть и делает она это из благодарности. Да и привязался он к ней сильно. Она пишет об этом Жюлю, с кем они стали как брат и сестра. И тот отвечает ей как-то в письме: «не грусти, мы что-нибудь придумаем».
И придумали. Жюль и его друзья. Что приехали на короткий отпуск погостить в родительском доме. А придумали они похищение девушки. Запросив с мужа немалых денег. И тот согласился. В конце концов, достаточно состоятелен он был. Да вот только вернули ему в экипаже уже неживую его Жюстин.
Друг Жюля, фармацевт, привез с собой некое лекарство. Или яд. Что мог замедлять сердцебиение, дыхание, что человек становился, как мертв, даже губы синели и кожа холодела. Главное, не промахнуться было с концентрацией. Но все прошло успешно.
Жюстин даже успели похоронить. Увлекательным же занятием было откапывать ее тем же вечером и тащить ослабленную с кладбища. Жаль было хозяев Жюстин, да и ее, уже бывшего, мужа. Но ничего не поделаешь.
Деньги, что были выкупом, стали небольшим ей капиталом, на который ее отправили в Прованс. А документы подделал еще один товарищ Жюля. Теперь Жюстин звали Мадлен.
Сочинив себе историю прошлой жизни, молодая небогатая вдовушка, как она представлялась, нашла себе жилье. И работу сыскала. Модисткой у одной весьма богатой дамы. Денег на первое время действительно хватило. А дальше все обеспечивалось работой. Девушке 20 лет жить было не скучно. По ходу того, как на снимала мерки с подружек знатной дамы, которая уже посоветовала Мадлен всем, она развлекала их беседами. Они находили ее занятной. А вскоре и муж ей нашелся. И снова пожилой. Увы, тяжело живется одиноким и небогатым. И тут девушка пошла на шаг отчаяния. Богатство сватающегося влюбленного могло обеспечить ей будущее. Хоть и косо стали на это теперь смотреть, да и знатная дама ее журила, но Мадлен вышла замуж. Муж приставился через лет 5. И, как бы ни судачила молва о том, что это Мадлен свела его в могилу, он почил без чьей-либо помощи, оставив в наследство ей немалые деньги и какой-то особнячок. Претендентов на имущество было достаточно. На горизонте вырисовались родственнички. И тут снова помог Жюль, с которым женщина поддерживала отношения. Его знакомый юрист помог Мадлен забрать возможную часть унаследованного имущества и уехать.
Мадлен снова сменила имя, чтобы родня бывшего мужа больше не искала ее. Теперь она стала Констанс. И уехала женщина в Париж. Некоторое время она работала помощницей модистки, что считала унизительным, ведь она куда большее могла. Но провинциальную особу всерьез по-началу не воспринимали. Унаследованное ею состояние, а после и заработанные честным трудом деньги помогли ей открыть небольшую лавку, где продавались шитые ею платья. После магазин расширился, и она наняла пару помощниц. Сама же находясь в тени.
Что за кулон был на ее шее? Она не знала до сих пор.
И так уж легкомысленна была ее мать, давая украсть цыганам? Или она видела куда более хорошую судьбу для своей дочери, чем прозябать в чахлой деревушке?


Характер
Хоть внешне и выглядит милой и спокойной, но авантюристка еще та. Не боится риска, и попасть в ситуацию: все или ничего. С такой внешностью от дамы много не будешь ожидать, что работает ей зачастую на руку. Излишней скромностью не страдает, свои достоинства и недостатки может оценить сама. Не жестока, хотя иногда чужими интересами поступиться может. Общительна, но без надобности не станет засвечиваться и лезть в центр всеобщего внимания. Легко заводит новые знакомства. Немного перфекционистка, особенно в подходе к собственной работе – шитью. Умеет сочувствовать и сострадать, но на шею к такой не сядешь. Самодостаточна, наедине с собой найдет, чем заняться, а не скучать. Не является низкосортной плутовкой, и свои умения, приобретенные в уличной жизни, использует теперь в исключительных случаях. Деньги зарабатывает честным путем. Зачем брать лишнее, если нет в том надобности? Верит в мистику и, как ни странно, любит сказки. Понимает, что в них много фантазии, но… Знает много легенд.

Внешность
Миловидная женщина. Волосы белокурые, длинные, собираются в разные прически по последней моде. Глаза сине-зеленые (аквамарин), выразительные, миндалевидного разреза. Взгляд их спокоен и приятен. Веки обрамлены пушистыми длинными темно-коричневыми ресницами. Брови тонкие, хорошо очерченные. Нос узкий, прямой, аккуратный. Лицо овальное, но не вытянутое, подбородок аккуратный, округлый, не заострен. Черты лица мягкие, лишь только немного очертания скул имеет некоторую резкость. Уши небольшие, с круглыми мочками. Любит носить серьги. Губы в меру пухлые, розовые, с ярко-розовой каемкой. Рост средний, 165 см. Прямая осанка, покатые плечи. Кисти хрупкие, пальцы тонкие, но не длинные. Ногти ровные, розовые, миндалевидные.

Игровые планы
Приобщиться к Ковену. Узнать свое происхождение. Завести новые знакомства и не быть сожженной на костре инквизиции (шутка)

Пробный пост

Был вечер. И вечер накануне Рождества. Констанс заканчила уже свои обыденные дела, и присела отдохнуть, обдумывая планы на завтрашний день и на остаток вечера. Тонкие пальчики вертели кулон, висящий на шее.
А не сходить ли мне к старьевщику-оценщику? – подумалось Констанс. Взгляд ее переместился на кулон. Она посмотрела на него очень пристально, будто видела в первый раз в жизни. Ей давно дали адрес одного старичка-оценщика, рекомендовали как одного из самых лучших по городу. А ведь ей так хотелось узнать, что же смысл таит в себе кулон, что остался из одной какой-то ее совсем уже прошлой жизни. Может, и не значил совершенно ничего? И она носила простую безделушку как нечто ценное столько лет. До того все было некогда, то одни дела, то другие. А вот сегодня… Было еще не поздно. Да и канун Рождества. А ведь, говорят, все самое необычное происходит именно под Рождество.
И вот уже Констанс, накинув теплую накидку и капор, бодрой походкой идет по шумному бульвару, рассматривая внимательно таблички на домах, ища тот самый, нужный ей переулок. В изящной ручке, что облачена в тонкую лайковую перчатку, сжат клочок бумаги с адресом. И вот он, поворот направо, в тишину и почти безлюдность.
Боже, вот забрался же.
И что же делает в таком месте его лавчонка? И как его так находят? – размышляла женщина, сопровождаемая звуком собственных шагов и едва заметным эхом шума бульвара, с которого только что свернула. Сюда выходили двери кухонь и черновых помещений, окна же почти отсутствовали.  Но, когда она уже начала сомневаться в правильности собственной затеи, и верности указанного адреса, впереди забрезжил едва уловимый свет. Еще один небольшой поворот, и свет стал ярче. Констанс оказалась перед деревянной дверью с большими стеклами, рядом красовалась витрина. После полутьмы улицы, она чуть прищурилась: глазам был неприятен резкий яркий свет сейчас. На двери красовалась табличка: «Открыто». Взявшись за большую ручку в виде львиной головы, держащей кольцо, женщина открыла дверь и вошла в помещение. Где-то над головой звякнул приятный мелодичный колокольчик, оповещая хозяина о прибытии нового гостя. Констанс немного задержалась на пороге, осматривая помещение. Лавка была, наверное, вполне себе просторным помещением, однако оценить ее габариты в полной мере не представлялось возможным, поскольку вся она была заставлена, заложена, завалена различными предметами: мебелью, игрушками, чем-то еще. За большим прилавком, что находился аккурат напротив входа у дальней стены, кто-то возился и кряхтел, явно не сильно торопясь выбегать навстречу пришельцу.
- Да вы проходите, проходите, - почти ласково проговорил мужской голос по прошествии пары-тройки минут. Лысоватая голова в круглых очках вынырнула из-под прилавка, чтобы снова туда нырнуть.
На лице Констанс мелькнула улыбка. Она подошла ближе, к самому прилавку.
- Доброго вечера, - поздоровалась она.
- Доброго…, - как-то отвлеченно ответил мужчина, соизволив наконец распрямиться во весь свой невысокий рост.
- Чем могу вам помочь? – поинтересовался он, потирая переносицу под очками и поправляя их дужки за ушами. Через толстые линзы на женщину смотрели два темных живых огонька глаз. На полных его губах играла приветливая и весьма дежурная улыбка. Руки с толстыми короткими пальцами уперлись в тяжелую коричневую дубовую столешницу прилавка.
- У меня есть вещь…, - заговорила женщина. Сначала не очень уверенно, подбирая слова. А после уже бодрее и смелее.
- В ценности ее я сомневаюсь, но, надеюсь, что вы именно тот, кто сможет мне помочь.
Женщина аккуратно сняла перчатки и в пальцах у нее появился откуда-то вынутый кулончик. Овальный, потертый, с каким-то узором, позолоченный, на прочной с крупными звеньями цепочке.
Мужчина чуть нахмурился, заглядывая в руки Констанс.
- Дааа, - задумчиво протянул он.
- Конечно, проходите, - тут же встрепенулся он и пригласил даму пройти за прилавок и присесть на стул, пока он будет занят вещью. Пока его гостья размещалась на потертом, но весьма удобном стуле, сняв еще и шляпу, повесив ее бережно на спинку. Мастер своего дела уже достал оттуда-то инструменты, лупы, линейки, располагая все на прилавке. Сел сам, поправил закатанные рукава когда-то белой, а ныне заляпанной различными маслами, суконной рубашки.
- Ну, давайте посмотрим, - заговорил он, протягивая руку за кулончиком.
- От кого, говорите, он вам достался? – как бы между делам стал интересоваться оценщик, уже завладев вещью, рассматривая через лупы.
- От матушки, - не полебавшись ответила женщина, наблюдая за ловкими руками хозяина лавки.
- Любила вас матушка…, - тихо, словно про себя проговорил мужчина. На лице его гостьи появилось выражение удивления.
С чего взял только? Или шутки у них своеобразные?- думала она.
И тут он взял какую-то тонкую отвертку, засунул ее кончик под портрет, отколупывая его от рамки.. Констанс аж подскочила, едва не выхватив его из рук старьевщика.
- Успокойтесь, я его не сломаю, - лишь только усмехнулся тот, доставая уже из-за портрета голубую тонкую ленточку с записанными на ней чернилами какими-то словами.
Констанс смотрела во все глаза. Она и не думала, что в кулоне может быть еще отделение. На задней крышке был нарисован какой-то знак.
- В ведьмину ночь делалось, на счастье дорогому человеку, - все так же как бы невзначай говорил мужчина, будто и не видя, что Констанс уже и побледнела. Он увидел знак на внутренней крышке, и кивнул себе:
- Дааа, точно я подумал еще… А, нет, ведь точно…
Да что он такое говорит? Что за ерунда? Может, не мне? – мелькали мысли в ее голове.
- А ты что, девочка, не знаешь ничего? И никто не говорил тебе, дорогая? – будто играя ее вниманием, наблюдая за реакциями, задал новые вопросы старьевщик.
Да как он смеет? Какая девочка? Какая я ему дорогая? – Нет. Констанс себя девочкой не считала, и хоть легка была в общении, дорогой неизвестным людям она от этого не становилась, и панибратства не терпела.
Узкие очерченные брови свелись к ее переносице, формируя глубокую складку на лбу у переносицы.
- Да что же происходит, потрудитесь объяснить, мсье?! – несколько несдержанно воскликнула дама.
- Ничего особенного. Все хорошо. Вы только успокойтесь, мадам, - будто и не он только что был причиной гнева мадам.
Он ловко собрал все детальки кулончика обратно, протягивая его владелице.
- Это точно ваше, - тоном эксперта начал он.
- Украсть или купить такое невозможно, просто сейчас поверьте моим словам, - заверил он ее, будто от этого становилось легче и понятней.
- Чей портрет – не знаю, возможно, просто закрывает внутреннее содержимое. Может, родственник ваш какой дальний-ближний. А все остальные детали.. Ну, раз вы точно не знаете, - он снова пристально поглядел на девушку, не обманывает ли она его, и только после продолжил:
- Тогда вам следовало бы обратиться сюда, - он протянул ей адрес, записанный на клочке бумаги. Клочок был вынут из одного из многочисленных кармашков, нашитых на кожаный фартук. Так же быстро кусочком грифеля он что-то дописал на этом самом клочке.
- Послезавтра, 26-го числа. Скажите, что от меня. От Николя де Лакруа, и бумагу эту покажите - и снова милая улыбка. Казалось теперь, что все лицо из улыбки его только и состояло.
- Но… Что мне.. Как я…, - было залепетала Констанс. Такое с ней было редкостью, чтобы быть сбитой с толку полностью. К кому и зачем обращаться? Что там говорить? Зачем говорить?
- Все остальное – зависит только от вас, мадам, - последовал снова не успокаивающий ответ.
Тут где-то еще звякнул колокольчик. Мужчина подскочил, как ужаленный.
- Ах, простите, мне некогда, - и был таков, скрывшись на винтовой лестнице, ведущей на второй этаж.
Женщина осталась в лавке одна. Она медленно поднялась со своего места. Остались одни вопросы. Зачем только сюда ходила. Констанс оставила на прилавке деньги за услугу и, погруженная глубоко в собственные мысли, ушла прочь.

Связь

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Откуда узнали
Друг привел

Отредактировано Констанс де Бонне (2017-07-01 19:42:49)

+1

2

Констанс де Бонне
Доброго утра, мадам! Искренне рада пополнению женской половины форума.
По анкете претензий не имею. Разве что одно замечание по поводу поста:

Констанс де Бонне написал(а):

От Николя де Лакруа

Очень сильно сомневаюсь, что человек со знатной старинной фамилией работал бы в таком месте. Тем более, что живых родственников у моего персонажа точно нет.
Приняты. Можете заполнять профиль: тут.

0


Вы здесь » Парижские тайны » Уже принятые » Констанс де Бонне | человек


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC